Menu
RSS

Мы в социальных сетях:

TwitterFacebook

 

Президент против премьера, досрочных выборов не будет, оппозиция развалится

  • Прочитано 4197 раз

Прогнозы на следующий год и главные тренды уходящего от политтехнолога

Руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев поделился с активистами своим видением политической ситуации в Кыргызстане в 2017 году. Эксперт обозначил основные тренды и прогнозы на следующий год в рамках встречи, организованной Комитетом защиты слова.

О выборах и политическом пространстве

1. Произошла смена власти, несмотря на то, что было очень много подозрений,  и мы должны это приветствовать.

2. На мой взгляд, важно то, что уже всем стало окончательно ясно, что заложенная система формирования ЖК по так называемым партийным спискам в конце концов приведет к негативным последствиям. Этот год уже проиллюстрировал, как много негативных последствий  повлекла за собой та схема, которая была заложена в Конституции 2010 г. Даже сам автор стал жертвой этой схемы ( прим. - Омурбек Текебаев).  Вы видите, что партий как не было, так практически и не существует.  И подготовка к президентским выборам это хорошо показала, поскольку нигде в партиях не было даже видимости внутренней демократии выдвижения кандидатов в президенты. Ну, за исключением СПДК. И то там особая история.
 
Более того, партии в принципе не участвовали в президентских выборах. А если участвовали, то только формально, потому что весь контент, организационный инструментарий, механизм строились не на партийных ресурсах, а на совершенно других вещах.

3. Ну и наконец то, что мы очевидно наблюдаем, это полный развал фракций. Понятно, что сейчас, со вступлением в силу положения о квалифицированном большинстве для выхода из коалиции, наступит полный паралич партийного влияния во фракциях. История с Жанаром Акаевым была одной из первых ласточек. Сейчас мы видим, что практически во всех фракциях, включая СДПК, происходит полный развал.

То есть система, которая предполагала, что выборы по партийным спискам установят некоторое представительство партий, идей, полностью себя дискредитировала.

4. И, на мой взгляд, это делает неизбежным подготовку новых изменений в Конституцию.

5. Депутатский мандат перестал быть способом защиты для депутатов в независимости от того, кто от чего защищался - от нападок власти, от своих преступлений и т.д.
 
6. В этом году произошло окончательное формирование рынка электоральных услуг. Это было хорошо видно на парламентских выборах, а президентские окончательно их закрепили.

Я имею в виду не только то, что продавались и покупались  политические ресурсы определенных людей, которые вступали в команды и т.д., но и то, что просто продавались голоса. То есть это стало нормальной рыночной услугой. Как мне рассказывали, этим уже вполне официально занимается чуть ли не айыл окмоту, продавая пакетами голоса избирателей, которые у них существуют в округах.

И здесь же произошло то, что, на мой взгляд, тоже печально. Это закрепление админресурса. Подкуп не просто оказался в зоне приемлемых вещей, но и стал главным выборным ресурсом. Если раньше это осуждалось, то потом стало приемлемым, а сейчас превратилось в главный выборный ресурс.

7. Впервые озвучена цель ликвидации института президента. То, что происходило изменение полномочий президента с выдвижением  Жээнбекова, это все шаги в сторону сокращений редукции президентского института, сокращения его полномочий, его властных позиций и т.д. Впервые это сказал сам Атамбаев, когда отметил, что существует  цель ликвидации института президента к 2040 году. Но я думаю, что это произойдет значительно раньше. Одним из объяснений того, почему Бабанова выкинули из обоймы кандидатов для Атамбаева, было как раз его установка на возвращение президентской формы правления.

8. Вступление в действие поправок, расширяющих полномочия премьер-министра. Особенно, по кадровым вопросам. Сегодня глава кабмина получил право на освобождение от должностей членов правительства. И это, на мой взгляд, может сыграть очень принципиальную роль с точки зрения становления правительства, как эффективного института в парламентской системе, обладающего достаточными властными полномочиями. Осталось сделать только два шага: первый шаг связан с переходом спецслужб под контроль правительства, а второй - возвращение функции международных контактов, отношений, которые тоже были переданы президенту. Эти два шага способны окончательно поставить все на место. По крайней мере, в рамках той Конституции, которая существует.

9. Из важных вещей хочу отметить еще то, что появилось большое число локальных партий на выборах в местные кенеши. Возможно, это зародыш другой партийной системы - реальной, настоящей партийной системы. Хотя я лично не верю в будущее партий в условиях прямой демократии и колоссальных ресурсов, позволяющих голосовать людям, не приходя на участки. Партии становятся устаревшим механизмом.

10. Появление инициативных и ассоциированных институтов контроля за властью и политическим процессом.

11. Утилизация старых элит. Политическая борьба сейчас начинается не внутри одного элитного слоя, а между поколениями.  Это означает, что начинают работать социальные лифты, то есть люди начинают потихонечку открываться. Хотя я понимаю, что выборы 2020 года будут одной из ключевых вещей. Произойдет переход к более мобильной, более живой, более открытой системе ротации элит. Сейчас наблюдается тренд на омоложение.
 
12. Использование энергетики этноидентификации в актуальном политическом инструментарии. То есть тематика национального возрождения становится политресурсом. Это происходит впервые после начала 90-х годов. Тогда был такой феномен, когда энергетика политической этноидентификации активно использовалась. И сейчас она вновь возвращается. При этом, надо  иметь в виду, что здесь существует и некоторый религиозный компонент.

Что сейчас происходит?

Это три важных процесса:

1. Попытка инициировать досрочные парламентские выборы. Здесь есть три группы людей, которые заинтересованы в этом и активно поддерживают данную идею.
 
Прежде всего, это оппозиционные политики. Особенно те, кто не попал в парламент, и те, кто оказался в числе проигравших на президентских выборах. Их не устраивает, что они не попали в ЖК, и что эти органы контролируются Атамбаевым и СДПК.

Причем сторонники такого политического хода есть и среди окружения бывшего президента. То есть там тоже очень много людей, которые считают, что сейчас очень удобное время для того, чтобы произвести внеочередные выборы и окончательно закрепить победу СДПК в парламентском формате. И не в скрытом виде, как это было раньше, через влияние людей СДПК в разных фракциях, которые туда за деньги были внедрены, а напрямую через введение в ЖК от 1 до 3 политических партий, через которые можно уверенно контролировать парламент. То есть сторонники досрочных выборов есть и с той, и с этой стороны.

Этот сценарий поддерживают и люди из окружения нового президента, которые надеются за счет выборной кампании и уже появляющегося президентского ресурса усилить свое влияние как и в СДПК, так и в других партиях. То есть в Жогорку Кенеше и в правительстве.

Но этой группе требуется необходимое время, чтобы президент установил контроль за рычагами власти. Имеются в виду кадровые решения, финансовые потоки, силовые структуры, вытеснение и замена людей Атамбаева на своих.

Этот процесс сейчас идет очень активно. Многие готовят партии к этому делу, многие записываются - им сказали, что они будут участвовать в выборах уже весной.

Есть также группа людей, которая пытается подсказать президенту, что ему нужно сформировать свою партию, дабы не быть связанным партийными обещаниями в рамках СДПК. Но, на мой взгляд, Жээнбеков не пойдет на такое. Его реальным политическим ресурсом сейчас, помимо голосов избирателей, является партия. По этой причине он будет двигаться в рамках контроля со стороны партии.

2. Второй процесс связан с переходом реальной власти от бывшего президента к действующему. Все мы свидетели того, что в рамках своего плана Атамбаев перед уходом в течение двух лет занимался этим делом.

А именно, он расставил своих людей на ключевые позиции. Это прежде всего премьер-министр, руководители силовых структур, генпрокурор, глава ГКНБ, таможни и т.д.

Жээнбеков привел пока четырех своих людей. Ожидается, что на все ключевые места он назначит личных ставленников и единственным препятствием может быть  только конфликт с Атамбаевым по тем людям, которых тот продвигает. Думаю, что Жээнбеков будет двигаться очень осторожно, согласовывая ключевые назначения, затрагивающие интересы Атамбаева.

Но уже сейчас видно, что назревает серьезное противостояние с правительством. Поскольку Исаков не настроен работать под контролем президента. Уже заметно, что начинается противоречие между аппаратами кабмина и главы государства. Пока до противоречий между первыми лицами не дошло, но аппараты у нас очень способные - они легко доведут ситуацию до конфликтного состояния.

Мой прогноз заключается в том, что контроль над сферами влияния все- таки постепенно будет переходить к президенту. То есть удержать систему баланса вряд ли удастся.

К подобным мыслям меня подталкивает то, что, во-первых, президент у нас обладает большим политическим ресурсом в силу того, что он всенародно избран. Он обладает большими возможностями, скажем, для влияния и давления на правительство, чем те на него.

К тому же новое правительство еще не встало на ноги. Существует много вопросов, связанных с функционированием госмашины,  а они еще этого коня не оседлали. И поэтому очень много разговоров о том, что их могут выкинуть на ходу сейчас или весной, поскольку они не установили твердого контроля над ситуацией.

На повестке стоит также вопрос о том, кто будет заниматься программами развития?

Сейчас мы пытаемся развести ситуацию таким образом, чтобы правительство занималось оперативными вопросами, а президент стратегическими программами развития. То есть нацпрограммами, которые требуют отдельного внимания, например, система образования. Мы почти все потеряли в этой сфере, и если сейчас не сделаем прорывных шагов, то в ближайшие 20 лет нам нечего ожидать вообще. Это очень серьезная вещь.

Естественно, все эти программы осуществляются за счет внебюджетных средств.

3. И третий процесс связан с изменением партийного поля. Тут несколько проблем.  Первая - проблема реорганизации и укрепления самой СДПК. Атамбаев, еще будучи президентом, высказывал  намерение вернуться туда. И это будет реализовано. Я слышал это из его уст. Он твердо намерен  вернуться в партию и готовить ее к выборам 2020 года, потому что СДПК  к досрочным выборам не готова. На мой  взгляд, чтобы произвести нормальную реорганизацию в рядах социал-демократов, понадобится не меньше года.

Съезд будет в январе, скорее всего. И там, вероятно, решатся организационные моменты. Не знаю, произойдет ли переформатирование руководящих органов партий.

Одновременно готовится несколько партий, которые могли бы быть сателлитами СДПК и в целом образовать общий блок, способный контролировать Жогорку Кенеш.

Вторая линия - идет развал тех партий, которые сделали неправильные ставки и проиграли на выборах.

Очевидно, что практически прекратят свою деятельность и не смогут претендовать на места в ЖК - «Ата Мекен» , «РАЖ» , «Онугуу-Прогресс» и, возможно, «Бир Бол».

Идут попытки создания новых политических сил и внепартийной оппозиции. Многие участники распадающихся партий сейчас ведут разговоры о создании новых объединений.
 
На мой взгляд, наиболее серьезной угрозой является возможность создания крупной оппозиционной партии из числа представителей южной элиты, которая была выведена из игры в период правления Атамбаева, а также тех политиков, которые пострадали от прежнего президента. Переговоры о создании такой партии сейчас ведутся активно. Я думаю, что к весне мы увидим результаты этого всего. Для меня  наиболее опасным кажется очевидный регионализм при создании такой партии.

На выборах 2020 года сцена будет выглядеть таким образом, что там будет два ключевых игрока:  СДПК со шлейфом партий и реальная оппозиционная партия, координирующая свои усилия.

Процессы 2018 года  связываю с изменением места, природы, института президента. Это важный процесс, который требует времени. Будет происходить переформатирование сферы деятельности, функций и полномочий главы государства, чтобы не было дублирования функций правительства.

Гладис Темирчиева
фото www

Добавить комментарий

Наверх